Поделится в соц-сетях:

Эксперты оценили перспективы "водородного скачка" в России

Эксперты оценили перспективы "водородного скачка" в России
МОСКВА, 13 авг — РИА Новости. Мировой спрос на традиционные источники энергии начнет падать с 2050 года, и России нужно успеть занять экспортную нишу в водородной энергетике: на «водородном скачке» заработают все крупные энергетические компании страны, рассказали опрошенные РИА Новости эксперты.С другой стороны есть важный технический нюанс: ставка России на менее экологичный, по терминологии Евросоюза, «голубой» водород (полученный из природного газа), а не на «зеленый» (полученный через электролиз с возобновляемыми источниками энергии), может быть опасной. Скачок в развитии ветро- и солнечных электростанций может произойти раньше, чем предполагают в нашей стране.Такие прогнозы специалисты дали в контексте принятой недавно концепции развития водородной энергетики России до 2050 года – программном документе, призванном сделать страну одним из лидеров рынка водорода как энергоносителя. Сейчас водород используется в основном для технических нужд промышленности, но в перспективе может стать одним из ключевых источников энергии.Водород на экспортРанее о том, что водород для России — это основа грядущего процветания, заявил Анатолий Чубайс. По мнению советника президента, объемы поставок водорода из России в ЕС к 2030 году могут достичь, как минимум, 20-30 миллиардов долларов ежегодно. Между тем на 2019 год (свежее данных у Всемирного банка пока нет) вся мировая торговля чистым водородом составляла лишь 167 миллионов долларов.«Из текста концепции явно следует ориентация на экспорт водорода, которая была заложена и в „Энергостратегии-2035“, и в водородной „дорожной карте“. Слова с корнем „экспорт“ в тексте встречаются 40 раз, слова с корнем „климат“ — 13 раз. Описываемые в концепции „водородные кластеры“ также ориентированы на экспорт», — отметил старший аналитик Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Юрий Мельников.Он уточнил, что в тексте нет других численных показателей развития отрасли в России, кроме объемов экспорта водорода в 2024, 2035 и 2050 годах. Также эксперт не обнаружил в концепции ни показателей потребления водорода на внутреннем рынке, ни экологических и климатических эффектов от этого потребления, ни показателей развития рынка водородных технологий или экспорта технологий.Директор «Центра энергоэффективности — XXI век» Игорь Башмаков пояснил, что в мире уже идет переход экономики на низкоуглеродную траекторию развития: по его оценке, спрос на уголь начнет падать в этом десятилетии, на нефть в следующем, а газ, скорее всего, с 2040 по 2050 год.Водород, считает собеседник агентства, станет востребованным низкоуглеродным товаром, например в Швеции и Германии уже строятся металлургические заводы, которые будут в качестве восстановителей использовать не кокс, а водород. Водород также будет востребован в химической промышленности и жилищном хозяйстве в качестве топливного элемента, прогнозирует Башмаков.«Кто не будет хлопать ушами, тот сможет эти рынки завоевать. Поэтому сейчас идет такая борьба. Когда эти рынки начнут расширяться, надо вовремя на них выходить», — сказал Башмаков.По мнению же директора группы операционных рисков и устойчивого развития KPMG Владимира Лукина, концепция не ставит напрямую задачу обеспечения внешнего рынка, хотя в качестве ключевого драйвера «совершенно справедливо» указан внешний спрос на безуглеродные источники энергии и факторы, определяющие стоимость водорода на внешнем рынке.«Развитие внутреннего рынка водорода также имеет место, однако общим стимулом являются инициативы по декарбонизации, которые имеют внешнее происхождение», — считает Лукин.В подтверждение слов о внутреннем потенциале водорода Игорь Башмаков привел в качестве примера проект на Сахалине, где планируется строить железную дорогу на водородной тяге.Гонка водородовВ концепции говорится, что до 2035 года в качестве приоритетного направления производства водорода в России будет производство водорода из ископаемого сырья.Как отметили эксперты, крайне важно понимать, какой водород будет востребован на мировом рынке. В настоящее время есть два основных понятия в отношении водорода: «голубой» и «зеленый».Конверсия метана в «голубой» водород сопровождается самыми большими выбросами СО2, и в перспективе от такого водорода будут уходить, но до 2035 года в России будут ориентироваться на производство именно этого вида.Другой водород — «зеленый». Он производится с помощью гидролиза от возобновляемых источников энергии (ВИЭ, в частности ветряные и солнечные электростанции).Есть и третий вариант — производство водорода с помощью определенных реакций на АЭС.«Голубой» водород в России получить проще всего, потому что в стране много газа. Здесь скорее вопросы развития инфраструктуры, но ресурсы и запасы есть. Вопрос в том, насколько будет спрос на «голубой» водород из-за его пагубного влияния на климат.Что касается «зеленого» водорода, то вопрос — будет ли рассматриваться водород от АЭС как таковой или нет.«Если мы говорим про водород, который будет производиться с помощью электролиза, то вопрос об источниках энергии для него. Для „зеленого“ водорода это может быть гидростанция или АЭС. Если мы будем водород вырабатывать на угольной станции, то он „зеленым“ признан никогда не будет», — пояснил Башмаков.По его мнению, развитие водородной энергетики подтолкнет развитие ВИЭ, хотя сегодня она играет очень скромную роль в энергобалансе страны.«Гидроэнергия (тоже считается безопасным для климата источником энергии) достаточно развита, и в стране есть резервные мощности, например на Колыме. Их можно использовать для производства водорода. Здесь важно, каким технологиям будет отдано предпочтение не только у нас, но и у потенциальных потребителей», — добавил Башмаков.Как уточнил ученый, в ЕС есть страны, которые заинтересованы в том, чтобы АЭС были признаны «зелеными». Франция, Финляндия и Бельгия применяют АЭС, Россия и Китай также будут выступать за признание ядерной энергии «зеленой».«С точки зрения выбросов АЭС, конечно, „зеленая“, но другой вопрос — это радиационная безопасность и условия хранения отходов. АЭС сегодня по капиталовложениям и по стоимости выработки один из самых дорогих источников электроэнергии. В России и во всем мире самый дорогой. Если вы хотите „зеленый“ водород, то у вас не АЭС будут, а ВИЭ или гидростанции», — сказал Башмаков.Электролиз на основе атомной энергии – это безуглеродная технология в том смысле, что процесс получения водорода не предполагает эмиссии СО2.«Однако если учесть эмиссии, связанные со строительством АЭС и добычей/транспортировкой урана, то, конечно, ненулевой вклад в углеродный след они дают», — пояснил Владимир Лукин из KPMG.Юрий Мельниченко из «Сколково» в свою очередь добавил, что авторы концепции считают, что после 2035 года стоимость производства «зеленого» водорода приблизится к стоимости производства водорода на базе ископаемого сырья, что позволит начать реализацию крупных проектов по производству и экспорту водорода на базе ВИЭ.«Риск этой ставки в том, что это событие может произойти и раньше 2035 года, причем сразу на нескольких потенциальных экспортных рынках. В этом случае у России к 2035 году не будет конкурентных преимуществ перед другими поставщиками „зеленого“ водорода — ведь „зеленый“ водород можно производить почти в любой точке на планете, а водородные стратегии многих стран уже в 2020 делают акцент именно на „зеленом“ водороде», — добавил Мельниченко.Не вопрос денегИгорь Башмаков предполагает, что в России будет развиваться инфраструктура водородной энергетики: автомобильный, железнодорожный и, может быть, авиационный транспорт могут перейти на водородное топливо.«Нужны технологии, которые позволят дешево производить водород. Также нужна инфраструктура для его транспортировки. Это можно сделать двумя методами: в виде охлажденной жидкости или в виде аммиака. Дело в том, что в одной молекуле аммиака водорода больше, чем в самом водороде: там один атом азота и три атома водорода. Сейчас эти вопросы решаются и развиваются. Вопросы стоимости не должны никого останавливать, потому что они решаются по мере того, как накапливается опыт производства», — пояснил Башмаков.Подталкивать к накоплению такого опыта будут правила закупок, которые уже начинаются действовать у некоторых компаний. Кто-то может закупать только «голубой» водород, кто-то может говорить, что мы на первой стадии закупаем только «голубой» водород, а потом будем переходить на «зеленый», а кто-то — только «зеленый».Между тем, считает Башмаков, пока Россия будет производить дешевый водород из метана, можно параллельно развивать инфраструктуру – например, строить заправки для автомобилей водородом. Если уже будет заправка для водорода, то потом перейти с «голубого» водорода на «зеленый» не составит труда.Юрий Мельников добавляет, что процесс электрификации транспорта и промышленности идет давно и будет нарастать. Потребление электроэнергии в мире растет быстрее потребления первичной энергии, то есть электроэнергия уже вытесняет ископаемые топлива из энергобаланса.«Но у этого процесса есть объективные ограничения — нельзя (либо очень дорого) „электрифицировать“ домну и другие высокотемпературные процессы в промышленности, межконтинентальные морские суда и авиалайнеры, дальнобойные тяжелые грузовики. В этих сегментах нужны новые технологии, которые позволят свести к минимуму углеродный след — и водород становится здесь почти безальтернативным вариантом», — утверждает Мельников.Кто работает на «водородном скачке»? Сколковский эксперт полагает, что если под «водородным скачком» понимать реализацию планов по экспорту водорода из России, то главными бенефициарами могут стать компании, способные создать крупномасштабное производство низкоуглеродного водорода и обеспечить его крупнотоннажную транспортировку на экспортные рынки — прежде всего Евросоюз и страны Азиатско-Тихоокеанского региона.«Хотя сейчас в нашей стране нет ни одного проекта в этой сфере, перешедшего стадию „меморандумов о взаимопонимании“, наибольшим стартовым потенциалом для реализации таких проектов обладают крупные компании из топливно-энергетического комплекса, работающие на международных рынках – „Росатом“, „Газпром“, „Новатэк“, „Роснефть“, „Лукойл“, — уточнил Мельников.Однако, по его мнению, скорее можно говорить о том, что „скачок“ будет возможен только при условии объединения усилий нескольких компаний и активной поддержке государства.Игорь Башмаков добавляет в бенефициары „водородного скачка“ „Русгидро“ и другие компании, связанные с ядерной и гидроэнергетикой. Он также отмечает сектор ВИЭ, где водород может быть использован для хранения избытка энергии.По его словам, высокие цены на ВИЭ в России связаны с малыми масштабами таких производств в стране — при их росте ситуация изменится.»Если вы на своем огороде вырастили один огурец, то он вам обойдется в десятки тысяч рублей. Вы пахали, копали, семена покупали, а вырос один огурец. Если вас целый парник, то труда больше, но и огурцов гораздо больше. У вас один огурец выйдет во много раз дешевле по сравнению с тем, что вы в открытый грунт, в плохую почву посадил жалкое семечко огурца", — пояснил эксперт.
19:28
13918
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...